Публикации

1306.2018

Запрет для АЗС

Айдын Бикебаев, Старший Партнер юридической фирмы «Саят Жолши и Партнеры»

Антимонопольщики призвали частников к ответу за рост цен ГСМ.

Дефицит ГСМ и рост цен на них возник из-за затягивания решения по модернизации отечественных НПЗ, сдерживание цен на розничном рынке ГСМ выгодно вертикально интегрированным группам, а за все в ответе независимые АЗС.

Рост цен на ГСМ с лета текущего года стал предметом справедливых возмущений потребителей. Действительно, трудно мириться с тем, что в нефтяной державе систематически возникает дефицит ГСМ, а цены на них все время растут.

Очевидно, что основной причиной имеющихся проблем на рынке ГСМ является нехватка мощностей казахстанских НПЗ и, соответственно, зависимость от оптовых поставок бензина марок Аи-92, Аи-95 и Аи-98 из России, которые закупаются поставщиками по оптовым ценам внутреннего рынка России. Вину за опоздание с принятием решения о модернизации отечественных НПЗ и расширении их мощностей признало Министерство нефти и газа (далее — МНГ). Очевидно, что наряду с ним вину в затягивании модернизации производства несут вертикально интегрированные компании, объединяющие НПЗ, давальцев нефти, оптовых поставщиков ГСМ и сети АЗС.

С позиции элементарной логики в условиях, когда потребители требуют наказать виновных, бремя отрицательных последствий должны понести лица, виновные в возникших проблемах. Однако пока же все введенные меры по ужесточению госрегулирования и госконтроля обрушились в основном на независимые АЗС, да и показательной «порке» со стороны антимонопольного органа в первоочередном порядке подвергаются именно они.

В результате административного сдерживания цен на розничном рынке при отсутствии законодательного механизма регулирования цен на оп¬товые поставки ГСМ казахстанского производства происходит полномасштабное ограничение конкуренции, что ведет к укреплению позиции олигополии, а также ущемлению прав и интересов частного предпринимательства, в основном представителей малого и среднего бизнеса. Помимо этого, нарушаются соглаше¬ния, заключенные в рамках Таможенного союза, которыми запрещаются действия государства, влекущие за собой ограничение конкуренции на товарных рынках, установление барьеров для свободного и недискриминационного перемещении товаров на общем рынке и предоставление государственной помощи. Нарушается также и казахстанское антимонопольное законодательство. Так, регуляторы рынка до августа нынешнего года пытались сдержать цены на ГСМ путем установления предельных цен продажи на АЗС на основании заключенных с субъектами рынка меморандумов. Данные действия нарушили ст. 33 закона о конкуренции, согласно которой запрещается совершение государственными органами действий, направленных на повышение, снижение или поддержание цен, за исключением случаев, когда такие действия предусмотрены законами Республики Казахстан.

В свою очередь Агентство РК по защите конкуренции (далее — АЗК) согласно пресс-релизу от 25 августа 2011 года объявило о возбуждении административных дел по фактам антиконкурентных согласованных действий по установлению и поддержанию цен на бензин в отношении субъектов рынка, осуществляющих розничную реализацию ГСМ по г. Астане (ТОО «Аурика», ТОО «Аскар Мунай Трейд», ТОО «Гелиос») и по г. Караганде (ТОО «Гелиос», ТОО «Star Oil», TOO «Азия Ойл», ТОО «Азиат 2004», ИП «Ермаков» и ИП «Билак С.Д.«), которыми были подняты цены «без экономически обоснованных на то причин». При этом в расчет не взято то, что данные лица не ограничивали конкуренцию, а, наоборот, усиливали ее.

По всей видимости, вышеуказанные обвинения против владельцев независимых АЗС представляются необоснованными. Дело в том, что АЗК может использовать один из своих главных инструментов — пресечение злоупотреблений доминирующим положением лишь в отношении монополистов-доминантов, когда они необоснованно повышают цены или иным образом ущемляют права потребителей. Субъекты же рынка, против которых возбуждены административные дела, в связи с тем что во многих населенных пунктах имеется большое количество АЗС, принадлежащих разным собственникам, подняли цены на ГСМ лишь там, где они не являются доминантами и не включены в соответствующий Госреестр. Второй же основной инструмент АЗК — выявление и пресечение сговоров между субъектами рынка — не является мерой по обеспечению прав потребителей, поскольку по закону запрещаются и пресекаются лишь те сговоры, которые направлены на ограничение конкуренции, а не на ущемление прав и интересов потребителей, что в целом соответствует мировой практике.

Очевидно, что применение к ком¬паниям и индивидуальным предпринимателям, действующим на конкурентных рынках, таких же запретов, как и к монополистам, нарушает принцип свободы ценообразования, а также гарантии предпринимательской деятельности. Монополисты не должны без экономического обоснования поднимать цены — это аксиома. Однако неразумно обвинять субъектов рынка, которые не являются доминантами, в повышении цен лишь на основании того, что они подняли цены «без экономического обоснования», в отсутствие факта ограничения конкуренции и достаточных доказательств согласованности поведения конкурентов на рынке.

При этом естественно, что потребители, которые напрямую сталкиваются лишь с конечным продавцом, склонны винить в дефиците и росте цен в большинстве случаев именно владельцев АЗС, не отделяя независимых ретейлеров от сетей АЗС, входящих в вертикально интегрированные группы. Однако антимонопольный орган, наверное, должен искать, как говорят юристы, того, кому это выгодно.

Независимые сети АЗС невиновны в росте цен и тем более в дефиците, по¬скольку фактически не имеют равного доступа к недорогим оптовым постав¬кам ГСМ. Многие из них в настоящее время закрываются и уходят с рынка — и это на фоне декларации о поддержке малого и среднего предпринимательства. Большинство же в этих условиях используют единственно доступный для них способ выживания: трансформировать несправедливость по отношению к себе в несправедливость к потребителям путем системного использования стратегии недолива и «разбодяживания» бензина. Так, поданным Министерства индустрии и новых технологий, в 67% случаев проведенных за последние полгода проверок операторов АЗС установлены факты продажи некачественного бензина и дизтоплива. Сложившаяся ситуация массового ухода с рынка мелких игроков в итоге выгодна именно сетям АЗС, входящим в вертикально интегрированные группы, поскольку они увеличивают свои доли на рынке. Здесь также необходимо учитывать, что такие группы в целом имеют возможность отчасти компенсировать низкие доходы в рознице за счет контроля на оптовом рынке. Вместе с тем сомнительно, что вертикально интегрированные группы умышленно затянули с модернизацией НПЗ, чтобы в последующем посредством хищнического ценообразования захватить розничный рынок ГСМ. Очевидно, причина задержки банальна, и кроется она в том, что до последнего времени у них не было значимых и реальных стимулов для модернизации производства. Вместе с тем правовую оценку действий вертикально интегрированных групп в итоге должен дать антимонопольный орган.

В свою очередь регулятор рынка, по всей видимости, помимо обеспечения правовых оснований для эффективного контроля за ценообразованием на оптовом рынке ГСМ должен в корне пересмотреть существующую мутную схему производства и распределения ГСМ с участием огромного количества давальцев нефти и посредников, у которых и оседает вся прибыль.

Первым шагом в этом направлении является принятый в июле текущего года закон о госрегулировании производства и оборота некоторых видов нефтепродуктов, который ограничил возможности бесконтрольного создания «бумажных» посредников.

Но самым главным вопросом повестки дня является изменение многолетней практики работы давальцев нефти с НПЗ по принципу «тебе вершки, а мне корешки». В настоящее время НПЗ работают на давальческой нефти и их доходы формируются за счет получаемой ими небольшой ко¬миссии за переработку. Как следствие, производство ГСМ для НПЗ является малоприбыльной и даже убыточной деятельностью. И здесь возникает вопрос: почему заводы, если не могут увеличить комиссию за переработку, не переходят от убыточной давальческой схемы на прибыльную для них схему самостоятельной закупки нефти и контроля оптового рынка? Ответ в данном случае, по всей видимости, заключается в том, что лицам, де-факто контролирующим НПЗ, выгодна схема, где центром прибыли являются многочисленные давальцы нефти и еще более многочисленные оптовые поставщики ГСМ, которые в случае чрезвычайного происшествия могут быть легко ликвидированы.

Журнал FORBES Kazakhstan, № 2 (2), октябрь 2011 г.